Ryska - Historia

Первый неудачный спуск парохода на воду

 

В первом выходе на воду в Öresund (Ёресунд) 11 октября 1929 года, проверялись мореходные и эксплуатационные качества судна. Один из тестов, был тест на стабильность. Пароход накренился на правый борт без возможности трогаться снова. Он был неустойчивым при недостаточном балласте и был отбуксирован с креном в 45 градусов обратно на верфь, почти

мог затонуть.

 

Похожее случилось с боевым кораблём «Васа», но тогда это закончилось катастрофой. Так же, при своём первом спуске на воду 10 апреля 1628 года, корабль опрокинулся и затонул возле острова Beckholmen(Бекхольмен), пройдя примерно 1500 метров от берега. «Васа» был неустойчивым из за взятого на борт лишнего груза и недостаточного равновесия.

 

Как в море, так и на озере.

 

Пароход «Орион» принадлежал Восточной лоцманской службе и курсировал от порта Karlskrona (Карлскруна) на юге до порта Trosa (Труса) на севере и даже включая озеро Vättern (Вэттерн). Здесь он отработал своё с 1929 по 1956. Пароход использовался как инспекторское и как рабочее судно. Служба

контролировала плавучие маяки и лоцманские станции, занималась установкой и снятием плавучих буев, заправляла маяки газом и выполняла гидрографические измерения озера. Кроме того, пароход оказывал

спасательную помощь как ледокол и буксир. Имел исключительно хорошую устойчивость при работе в шторм из за своей удлинненной формы и заострён с обоих сторон.

 

Такая форма корпусов судов моделировалась в конце ХVII – начале XIX столетия, но была заброшена из за высокой стоимости строительства.

logo
Swedish flag
UK Flag
Russian flag

История

 

Пароход «Орион» Королевской Лоцманской Службы обслуживающего и вспомогательного назначения является одним из последних шведских буксирных пароходов. Весной 1928 года инженер-кораблестроитель J.A Hultman презентовал свои чертежи нового парохода для Королевской Лоцманской Службы в парламенте. Судно было построено на хелсинборгской верфи и спущено на воду в ноябре 1929 г. Сам корабль, размером 32х6 метра, где семь кают, два салона, три столовые, камбуз, душевая и грузовой отсек, всё сохранено в оригинальном состоянии. Оборудован угольной топкой и семью паровыми котельными установками, всё в рабочем состоянии. В дополнение к основному двигателю типа компаунд, есть ещё паровые двигатели для работы генератора, насосы, брашпили и прочее. Это самый старый пароход в своём роде, классифицирующийся как буксирный, сохранился по сей день в Швеции.

Строгие классовые отношения на борту

 

Командиром парохода назначался лоцманский директор или инспектор. Затем обслуживали работу парохода штурман, машинист, кочегар и пять матросов. Капитан занимал половину жилой площади, включая собственную столовую. Остальным девяти служащим отводилась нижняя передняя часть парохода.

Пространство офицеров и матросов были отделены друг от друга. На лестнице, которая вела под палубу, была сделана перегородка и они не могли встречаться при перемещении по ней вниз или вверх из кают. Кроме того, офицеры и матросы принимали свои трапезы в разных столовых комнатах. Иерархия на борту означала, что капитан не общался с матросами напрямую, только через офицера и являлся главнокомандующим и хозином судна.

 

В 1928 г. в шведской флотской газете « Sjöfartstidning», где впервые описывали

пароход, среди прочего, можно было прочитать о каютах, смоделированных для

служащих по их классовому статусу в обществе. Каюта капитана обшита

красным деревом, офицерские дубом, а матросам достались каюты с отделкой

из сосны.

Запасный путь

 

Пароход «Орион» всего шесть метров в ширину. Причиной такой узкой конструкции стала проходимость судна через узкий Göta Kanal (Ёта Канал) и через шлюзы в водах озера Vättern (Вэттерн). Несколько раз приходилось ему проводить работы на озере Вэттерн (Vättern). Однажды вынужден был остаться на озере Vättern (Вэттерн) из за повреждения шлюзовых ворот на восточной стороне Göta Kanal (Ёта Канала), однако был изменён регламент по техническому обслуживанию на озере и выполнение работ было передано

другому субподрядчику для ремонта. К счастью, для парохода «Орион» и Королевской службы, был запасный путь, так называемый «задняя дверь». Он лежал через само озеро Vättern (Вэттерн ), реку Göta Älv (Ёта Эльв), город Göteborg (Ётеборь) и западное побережье, так можно было вернуться в свой порт Kalmar (Кальмар).

 

Близко к катастрофе в одном из торпедных испытаний

 

В конце Второй мировой войны флот Швеции организовал проведение обучения и испытания торпедного оружия в Стокгольме, на южном архипелаге, в котором принимали участие подводные лодки. По неизвестным причинам пароход «Орион» оказался посередине запретной зоны, где всё происходило. Согласно информации, полученной от бывшего офицера шведского флота, в то время новоиспечённого командира подводной лодки, по неопытности произошёл серьёзный инцидент. Пароход сильно накренился от сильного взрыва торпеды и был близок к катастрофе. Однако «Орион» уцелел и в конце концов смог идти своим ходом. Экипаж получил лёгкие травмы, но был сильно шокирован. Затем последовало много работы по очистке разрушений на борту. Почему командующий пароходом «Орион» не получил информацию и не был в курсе точных границ запретного района прохода корабля, до сих пор всё окутано тайной и умалчивается. Командир пожелал остаться анонимным.

Дефект в конструкции механизма якорной цепи

 

Матрос всегда находился в ящике для укладки якорной цепи при поднятии якоря на борт. Механизм укладки якорной цепи был сконструирован с дефектом и цепь укладывалась конусом в кучу до полной остановки. Матросу постоянно приходилось направлять движение цепи в ящик. Иногда случалось так, что тяжёлая цепь ложилась поперёк его груди и тогда его пронзительный голос, эхом отдававшийся в цепной трубе: «Стоп, хватит», останавливал игру.

 

Инспекторская проверка плавучих маяков и лоцманских судов

 

Матрос Lars Boman (Лаш Буман) рассказывал в своих мемуарах как лоцманская инспекция проводила инспекторский смотр в конце 1930-х годов. Главный инспектор собирал экипаж, который выстраивался на люках грузовых трюмов. Ранее была отдана команда, чтобы спецодежда и униформа была в безупречном состоянии, как говорится, должна выглядеть как новая, выстиранная и

выглаженная. Это мероприятие инспекции по проверке на лоцманском судне являлось событием года. Старший офицер заранее оповещал экипаж быть причёсанными и в новой униформе в честь этого дня. Главный инспектор начинал свой визит с громкого приветствия всех стоящих на палубе. Потом начиналась проверка за состоянием и подготовленностью к плаванью, подсобных и

жилых отсеков корабля. За найденные недостатки нелюбезно критиковались и в таком случае можно было немедленно получить отставную. Это означало, чтобы всё должно было подготовлено в порядок и соответствовало установленному перечню

инвентаря на момент проверки.

 

Один из наших посетителей парохода занимался исследованием истории лоцманской службы. Он рассказал об одном человеке, который был выше лоцмана по чину и служил командиром корабля. И что он проводил больше времени на кофепитие с жёнами лоцманов, чем занимался своей инспекторской работой.

Статус повара на борту

 

”Поддерживать хорошие отношения с поваром”, так было задокументировано в правилах общения в мужском коллективе на борту. На «Орионе» повар стоял по рангу после капитана и его высоко ценили и уважали. Хороший контакт с ним сулил дополнительный сэндвич или кофе между другими запланированными приёмами пищи, получить которые, конечно же, всегда было приятно. Один из наиболее легендарных поваров был ”Stor-Erik” (Большой Эрик), который служил на пароходе в конце 40-х годов прошлого столетия и был таким полным, что еле помещался на кухне и просто был зажат в ней. Поэтому он редко оставлял свой пост на другие радостные мероприятия экипажа.

Кофе с примесью смазочного масла

 

Ещё матрос Lars Boman (Лаш Буман) рассказывал об одном случае с поваром, когда его репутация упала. На пароходе для приготовления пищи использовали пар. Горячий пар спускался по трубкам в специальный контейнер. Даже кофе готовили таким методом. Пар вырабатывался в котле парохода и фильтровался для удаления в нём небольшого остатка смазочного масла. Иногда мало придавали значение смене этого фильтра. В такой момент экипажем был обнаружен слой смазочного масла в утреннем кофе. В этот день повара не ценили как раньше и почти хотели списать с парохода.

Работа или жизнь

 

Модернизация навигационного оборудования повлияла на старый пароход и со временем он стал несовременным. Буи стали тяжелее, пароход был слишком узким и работа стала в разы опаснее для жизни экипажа. Грузовая лебёдка была сконструирована для поднятия трёх тонн одним блоком. В целях увеличения мощности лебёдки, в такт с эволюцией буев, которые становились тяжелее, укрепили заграждения, трос провели через несколько блоков и подъёмная сила, таким образом, увеличилась до пяти тонн. Это плохо повлияло на устойчивость судна. Olle Pettersson, бывший капитан, рассказывал, что грузили на борт до тех пор, пока вода едва доходила до палубы. Угол наклона составлял почти 45 градусов и это означало критическое состояние судна.

 

На мели

 

В конце пятидесятых годов прошлого столетия, пароход «Орион» был стационирован в городе Holmsund (Хольмсунд). Один из гостей рассказал о

незабываемом лете, когда ему в этот период приходилось работать. Был такой случай, когда установили свой плавающий опознавательный маяк прямо на мель. Чтобы найти место, не было ничего другого в помощь, как ручной лот. Гирю на верёвке (лотлиня) бросали в воду за борт, на верёвке делали пометку и так можно было узнать глубину. После проделанной работы, потратив на это первую половину дня, определили место. На мелководье установили опознавательный маяк, в форме длинного шеста и бакен на якорь, после чего вернулись в Holmsund (Хольмсунд) на ночь. На следующий день место осмотрели, чтобы убедиться всё ли в порядке. Приближаясь к маяку, был слышен шум и весь пароход содрогался. Плавающий маяк был в недолжном месте и пароход королевской лоцманской службы стал первым кораблём, который сел на мель из за неправильной установки бакена (плавучего знака на якорь для обозначения навигационной опасности). Судно получило вмятину на правом борту, но к счастью не насквозь. После снятия парохода с мели, повреждение устраняли путём бетонирования повреждённого участка с

внутренней стороны, затем пришлось зайти на верфь для ремонта.

 

Ещё беззубее

 

Грузовая лебёдка с паровым приводом на борту для подъёма якоря, а так же для швартовки судна, износилась из за тяжёлых буев, в буквальном смысле стала беззубой. Серьёзный инцидент произошёл весной 1955 года. Тогда устанавливали светящиеся буи на архипелаге S:t Annas (Святая Анна). Буй, который висел на лебёдке, вдруг начал скользить вниз. Один из матросов увидел это и бросился к тормозу. Однако, тормоз был слаб для такого тяжёлого буя и в отчаянной попытке остановить работу, бросился на цепь. Такой приём,

как правило, можно было использовать только для фиксации неподвижного барабана лебёдки. В результате, четыре чугунных зуба отвалились в барабане, прежде чем механизм, наконец, остановился. Опять, это говорит о том, что древнее оборудование старого парохода не соответствовало требованиям того нового времени. Злые языки утверждали, что Королевская Лоцманская Служба

имела два счета. Один предназначен для ремонта и технического содержания,на этом счёте была очень крупная сумма денег, другой был предназначен для

новых покупок и этот счёт был пуст. Люди развлекались нелепостью.

«Скандальный» пароход шведского государства

 

Жизнь на борту характеризовалась не только строгим классовым различием между офицерами и матросами. Также рабочая и жилая среда обитания

вызывала резкую критику. Экипаж жил в тесных условиях, с низким уровнем санитарного обеспечения. В начале пятидесятых прошлого столетия, читая газету, можно было наткнуться на заголовок о шведском «скандальном» пароходе. Описывался низкий стандарт кают и санитарно-бытовых помещений на борту «Ориона». Ситуация, в конце концов, привела к тому, что министр

массовых коммуникаций предложил вопрос к рассмотрению в парламенте весной 1954 года. Постепенно приняли решение о замене этого старого парохода «Орион» на современный корабль, что и состоялось в 1956 году.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Начало новой карьеры

 

Старый пароход по прежнему оставался в резерве до 1961 года, даже после всех парламентских решений о его ремонте и модернизации. Это всё таки означало, что «Орион» был классом ниже, но незаменимым т.к. обычно все другие суда снимались с эксплуатации и оставались на ремонте до его полного завершения.

 

В 1961 году пароход «Орион» перестроили. Была встроена закрытая, застеклённая капитанская кабина- рубка и судно удлинили на три метра для

того, чтобы можно было использовать его как грузовой. Судно отдали в распоряжение администрации строительного отдела морского и речного флота. Теперь новый корабль выполнял перевозку строительных материалов вдоль побережья Швеции, к тем береговым маякам, которые по решению парламента, заменят работу старых маяков, ранее устанавливаемых на кораблях.

 

Жизнь после лоцманской службы во флоте Его Величества Короля

 

Свои последние рабочие рейсы буксирный пароход «Орион» сделал осенью 1979 года, после окончательно был выведен из эксплуатации. Есть ли вообще такие суда, которые проработали так долго, как «Орион»? Подумать только, пятьдесят лет прослужил со дня первого спуска на воду в 1929 году. Хороший корабль может плавать долго, но не вечно и когда безнадёжно устарел, было

целесообразно списать его на металлолом.

 

Случилось приятное! В городе Göteborg (Гётерборь) нашёлся человек, выкупивший пароход, который намеревался использовать его для круизов вдоль норвежского побережья. Со временем, низкая рентабельность и отсутствие надлежащего технического обслуживания машины, вели к непригодности.

 

После десяти лет круизов на западном побережье, наконец, ассоциация музеев под названием «Друзья Ориона», сохраняет жизнь пароходу и началась большая реставрационная работа судна. Реставрация воссоздаётся в соотвествии с оригинальными чертежами парохода «Кальмар» (предыдущее название) 1929 года и в тесном контакте с архивом речного пароходства, расположенным в городе Norrköping (Норршёпинь). Государственный комитет предоставил пароходу-легенде самое красивое место города Стокгольма, причал у моста Skeppsholmens (Шепхольменс).

Из архива воспоминаний

 

Среди посетителей парохода запомнилась пожилая женщина, которая произвела

большое впечатление, придя сюда весной 1995 года. Вдруг она появилась у трапа и как то неуверенно стала подниматься, стараясь удержать свой баланс. Ей помогли войти на борт, нежно подав руку. На первый взгляд её можно было принять за заблудившуюся, потерявшую дорогу домой, пенсионерку, но скоро всё стало ясно. Она, почти девяностолетняя дама и несколько раз плавала на «Орионе» вместе с женой лоцмана. Она вспоминала о опыте путешествия с большим почтением и энтузиазмом, как пароход скользил бесшумно в водах шведского архипелага, без качки. С горечью говорила о новом корабле заменивший старый «Орион», т.к она плохо переносила его запах дизельного топлива и ей пришлось прекратить свои круизы на нём.

 

Другого посетителя с особой харизмой, бывшего лоцмана, звали Sven-Bertil Taube, который так же произвёл большое впечатление и увлёк всех своим рассказом о прошлом. Так же запомнилась Agneta Lundström, смотритель Королевского Дворца, почтившая нас своим визитом.

 

Его Величество Король Швеции Carl XVI Gustaf вместе с адъютантом маршалом официально посетили борт корабля 12 апреля 2003 года. Визит был запланирован на пять минут, но интерес к проекту реставрации заставил

задержаться на пятнадцать.

 

Губернатор Стокгольма и области, Mats Hellström, посетил нас 17 апреля 2004 г. Он сразу полюбил дело проекта «Друзья Ориона» и пожелал вступить в общество ассоциации.

 

16 апреля 2005 года мы были рады ещё одному официальному визиту спикера Парламента Швеции Björn von Sydow.

 

5 июня 2007 года свой визит на борт сделали министр культуры Lena Adelsohn Liljeroth, секретарь департамента Erik Wahlström и коммерческий директор Christer Asplund. Министр культуры с большим позитивом отнеслась к стараниям ассоциации сохранить пароход как историческую ценность и к приверженности помогать молодёжи.

 

Весной 2009 года мы пригласили посетить пароход администрацию, вице- президента по финансам, окружаюшей среды и культуры муниципального управления Стокгольма. Так же были рады визиту лидера оппозиционной

партии Carin Jämtin.

 

Корабль призраков

 

Часто «Орион» посещает призрак умершего капитана, который в конце тридцатых годов прошлого столетия, возглавлял экипаж и нёс ответственность за управление судном. Ночью отчётливо слышны его шаги на капитанском

мостике. Даже слышен слабый звук телеграфного аппарата. Похоже, повар, который умер прямо на борту, снова вернулся сюда. Гремел ночью медными кастрюлями и свидетели происходящего рассказывали, что им чудился запах только что приготовленной пищи.

 

Из греческих мифов

 

Согласно греческой мифологии, «Орион» был знаменитым охотником, сыном Посейдона-Бога морей. После гибели он был помещён Зевсом на небо в созвездие, внутри которого расположены три звезды, изображающие пояс, стягивающий стан охотника. Это «пояс Ориона». В Швеции «Орион» виден зимой и в начале весны.